Андрей Андреев, Badoo: «Я делаю сервисы знакомств для миллионов»

Андрей Андреев был одним из первых предпринимателей Рунета. В 1999 году он запустил счетчик для сайтов SpyLog, через несколько лет — сервис Begun, позволявший сайтам размещать у себя контекстную рекламу, а также сайт знакомств «Мамба». К 2006 году он продал свои доли в этих проектах и сконцентрировался на международном сервисе знакомств Badoo. Сейчас им пользуется около 380 миллионов человек по всему миру, а Андреев продолжает запускать новые дейтинги. Несколько лет назад он вместе с бывшей сотрудницей Tinder создал приложение Bumble, где писать сообщения первыми могут только девушки. Недавно он запустил сервис знакомств для геев и приложение для тех, кто хочет найти людей со схожими интересами. The Village поговорил с Андреевым о том, как он ведет бизнес и находит новые идеи.




Пользователи

— Кто сейчас пользуется Badoo?

— У нас около 380 миллионов пользователей. Это обычные люди, которые хотят расширять круг общения быстрее и безопаснее. Средний возраст — 25–30 лет. Соотношение мужчин и женщин в разных странах отличается. В Турции, к примеру, 80 % — мужчины, а в Бразилии 60 % — женщины. Мы не пытаемся никак влиять на это соотношение: жителям всех стран мы предоставляем одинаковый сервис.

Каждый день к Badoo присоединяются 300 тысяч пользователей — в основном это органический рост, мы не проводим серьезных маркетинговых кампаний. Мы считаем, что рынок сам себя отрегулирует. Мы только представляем платформу, а люди сами выбирают, как ей пользоваться. Я как директор ночного клуба: привез оборудование, пригласил артистов, добавил светошоу, позвал гостей — им решать, что делать.

— Новые приложения для знакомств обычно скачивают продвинутые пользователи, с которыми интересно общаться. Потом сервис становится более массовым — интересных людей найти труднее. Вы как-то решаете эту проблему?

— Когда сервис становится массовым, качество аудитории меняется. Мы предпринимаем много усилий, чтобы его поддерживать, добавляем новые решения. К примеру, через несколько недель появится возможность видеть людей, с которыми у пользователя есть общие друзья в фейсбуке. С ними комфортнее общаться. Представьте, что вы пришли на день рождения — беседа с гостями начинается более непринужденно по сравнению со знакомством в баре.

— Но не все хотят, чтобы друзья в фейсбуке знали, что они сидят на Badoo.

— Думаю, что отношение к онлайн-дейтингу сильно поменялось за последние пять лет. Появление смартфона произвело революцию, все в кармане, все уходит в диджитал: заказ пиццы, такси, знакомства. Я вижу, что в Европе люди более склонны знакомиться онлайн, хотя бы потому, что там больше выбор. В баре число людей ограничено, а в интернете — миллионы пользователей, можно общаться с одним, другим, третьим и чувствовать себя в безопасности.

— Но такая широта выбора приводит к тому, что люди не могут завязать серьезные отношения. Как вы к этому относитесь?

— Давайте проведем аналогию с клубом. Вы приходите выпить и послушать музыку. Можно встретить кого-то у барной стойки, но что произойдет дальше — никто не знает. На Badoo мы предоставляем платформу, где взаимодействие происходит в огромных объемах. И мы получаем тысячи благодарственных имейлов каждую неделю о том, что кто-то нашел супругу, у кого-то появились дети или новые отношения. У нас миллионы таких историй!

— Как вы верифицируете пользователей?

— У нас есть верификация через фейсбук, мобильный, кредитку. Она помогает поверить, что человек правильный и хороший. С самого начала мы много внимания уделяли безопасности, особенно в отношении женщин: нам важно, чтобы они чувствовали себя более комфортно, чем во время знакомства в баре.

К примеру, несколько лет назад, мы стали проверять фото, чтобы люди не загружали фейки. Мы просим человека прислать снимок, где он делает определенный жест. Это фото мы сравниваем с другими фотографиями в его профиле. У нас есть 5 тысяч человек в разных часовых поясах, которые отсматривают эти снимки и верифицируют пользователей за несколько минут.

Чтобы помочь им определить тех, кто загружает вместо своих снимков фото знаменитости, мы создали базу данных с десятками тысяч известных персон. Алгоритм определяет, насколько фото пользователя на них похоже. Позднее мы назвали эту функцию Lookalike — люди могут найти пользователей, похожих на звезд, и пообщаться с ними.




Про компанию

— Как вы придумываете новые функции?

— Все происходит спонтанно. Я постоянно путешествую, и у меня отличная команда. Если мне в голову приходит сумасшедшая идея, я просто звоню — они берутся и делают. Мы каждую неделю проводим огромное количество тестов, у нас в штате 400 программистов.

— А сколько всего сотрудников в компании?

— 550 человек, у нас есть офис в Лондоне, в Москве и на Мальте, а также маркетинговые представительства в разных городах. Сотрудники, отвечающие за маркетинг и брендинг Bumble, сидят в Остине.

— Как удается управлять такой командой?

— Самое главное — собрать хороших людей. Если они знают, что делают, и им это нравится, они сами собой управляют. Главное — создать экосистему, направление и найти людей, которым это близко.

Я сам постоянно в разъездах, провожу в Лондоне только 40 % времени. Но в 2018 году все вопросы можно решить по телефону. У меня есть доверенные люди, с которыми я на связи нон-стоп.

— А в Москве давно были? Как вам то, что происходит с Рунетом?

— Последний раз я был в Москве в 2008 году — не успеваю следить за тем, что происходит в городе. Я больше слежу за тем, что происходит в Америке, у меня там много работы, а с Россией меня мало что связывает. Но это один из важных рынков для нас, у Badoo около 10 % российской аудитории.

— Вам удалось адаптироваться к западному менталитету и образу жизни?

— Я уехал из России в 18 лет — переехал в Испанию (отец Андреева — ленинградский физик Вагнер Оганджанянц; уехав за границу, предприниматель сменил фамилию на ту, которую проще выговаривать европейцам. — Прим. ред.). Первый год я очень страдал от нехватки российских продуктов, даже пытался сам солить огурцы, но испанская домработница их выкинула на следующий день — подумала, что они испортились. Я живу в отрыве от России много лет, большая часть моих сотрудников — европейцы и американцы, у меня нет проблем в общении с ними.

— Говорят, ваша компания часто проводит шумные вечеринки.

— Каждый месяц у нас веселая пати в знак благодарности сотрудникам. Я выхожу и говорю добрые слова, есть еда, напитки, артисты. На Новый год арендовали Sky Garden — зимний сад на крыше небоскреба, там были Снегурочки, Деды Морозы и много всего. Также проводим выездные семейные праздники — устраиваем «Диснейленд» в каком-нибудь поместье. Стараемся, чтобы люди были счастливы, хорошо отдыхали.

— То есть это не еженедельные вечеринки в духе «Волка с Уолл-стрит»?

— Один журналист Bloomberg, который не был у нас на вечеринках, посмотрел на YouTube ролик и написал о том, что у нас постоянные пати, — другие подхватили новость и писали, что сотрудники от них устали. Для нас это было очень смешно: никто никогда не жаловался на наши вечеринки, на них не было ничего неприличного. Наши сотрудники сами выбирают темы, а потом мы спрашиваем, как все прошло.




Про равноправие и Bumble

— Слышала, что вы также уделяете много внимания равноправию мужчин и женщин в IT.

— Самое важное правило феминизма — не делать различия между мужчиной и женщиной. Если человек талантлив, то не важно, какого он пола или вероисповедания. Если женщина может работать и делает это, она получает те же деньги, что и мужчина. Если человек сильный и харизматичный, то для меня нет разницы, какого он пола. Уитни Вульф из Bumble — мой партнер и хорошее подтверждение этого принципа.

— Как вы начали делать бизнес вместе?

— В 2012 году я встретился в Уитни на обеде в Лос-Анджелесе, она была руководителем отдела маркетинга в Tinder. Она мне понравилась — харизматичная и крутая. Через год случился скандал, связанный с харассментом, Уитни ушла из компании. Я звоню ей и говорю: «Приезжай в Лондон, пообщаемся». Она приехала, мы день-два гуляли по Лондону. Я сказал, что у меня большой опыт в построении лучших продуктов и монетизации дейтинг-сервисов, она прекрасна в маркетинге, сделала большой шум в Tinder — нам надо запустить совместный проект. Потом мы с Уитни и бывшими дизайнерами Tinder, которые ушли вместе с ней, полетели на Миконос. Там мы брейнстормили не один день: много гуляли и думали, не отвечали ни на какие звонки. В итоге придумали Bumble, сервис знакомств, где первыми могут писать только девушки.

Это проект мой и Уитни, где мне принадлежит 80 %. Я поддержал ее, потому что она сильный лидер и говорила правильные вещи. Феминистская идея о том, что женщины должны решать, прекрасна. (Недавно стало известно, что Tinder тоже может оставить право писать первыми только девушкам; предприниматель отказался это комментировать. — Прим. ред.)

Про будущее

— Какие новые проекты сейчас в работе?

— Недавно запустили Badoo on the flight. Им можно пользоваться, например, на борту рейса в Нью-Йорк: даже без интернета можно увидеть пользователей сервиса среди пассажиров и пообщаться с ними вместо того, чтобы скучать.

Еще мы запустили Chappy — похожий на Bumble сервис для геев. Huggle — еще один прекрасный проект, придуманный женщиной, он помогает находить людей с общими интересами, будь то ЗОЖ или электронная музыка.




— Насколько насыщен рынок дейтинга? Как он изменится в ближайшие годы?

— Будет много предпринимателей, много идей. Любой новичок может все еще прийти и предложить что-то новое — мы внимательно за этим следим. Правда, я не сторонник нишевых проектов — я делаю сервисы для миллионов.

Share

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *